1874506 «В справочнике моего мобильного телефона пока нет (а возможно, никогда и не будет) самого дорогого мне имени – имени моего сына. Он не позвонит мне и не скажет «мама». Он плохо умеет произносить это слово и без телефона – глядя в мои глаза. Мой сын болен. Вокруг его болезни так много домыслов, мифов и предрассудков, что даже мне, уже много лет живущей рядом с этой болезнью, приходится бороться с ними в моем собственном представлении. Я не могу позволить себе золотой сон. Мне не нужны сладкие россказни, льстящие слуху и утишающие боль. Моему ребенку, а значит, и мне, нужны трезвость и правда. Это залог того, что мне удастся хоть как-нибудь, но устроить его будущее. Я не лелею никаких иллюзий. Я знаю, что мой красавец-сын не сможет жить самостоятельно, он так и останется вечным ребенком, беспомощным и беззащитным; ребенком, которого злой человек потопит в ложке воды. И только я должна думать о его месте в мире и в жизни. В жизни, которой он пренебрег. В мире, который чем-то так сильно напугал моего мальчика, что он предпочел замкнуться в себе и жить… жить в другой, параллельной реальности.Рисунок1

 

Моя жизнь никак не разделилась после озвученного диагноза. Аутизм моего мальчика стал той самой черной горой, затмившей весь свет; он разбавил болью и терпкой печалью даже самые светлые, самые счастливые моменты моей жизни. Я пытаюсь – и не могу – вспомнить ни одной минуты в которой не было бы горечи. Я стараюсь уговорить себя, утешить тем, что у моего сына может быть другое счастье и другое несчастье, что вовсе не обязан он радоваться тому, что в детстве или юности радовало меня, что подарить жизнь вовсе не означает навязывать собственные представления о радости, об удовольствии. Но мне страшно и больно, потому что мой мальчик никогда не оценит того, что в жизни принято считать мгновеньями счастья».

Приобрести книгу можно тут.